Уважаемые коллеги и друзья!

Этот сайт я создал для того, чтобы поделиться с Вами трудами своей научной и общественной деятельности, рассказать о себе и том чем я занимаюсь. Надеюсь информация размещенная здесь будем вам полезна.

Г.Н.Белорыбкин «Военно-оборонитльная археология Среднего Поволжья в X-XIII вв.»

Многолетние археологические исследования крепостей и городов Среднего Поволжья позволили приступить к решению целого ряда проблем военной археологии, относящихся прежде всего к отдельным видам оружия или элементам фортификации. Это в свою очередь привело к появлению обобщающих работ по военному делу финно-угров и волжских булгар (1).

 

Те же самые этапы прошла в свое время и военная археология Древней Руси, в результате чего были разработаны и апробированы типологии вооружения и военных сооружений, многие из которых стали эталоном для Восточной Европы (2). Довольно стремительно развивается военная археология Сибири, что поможет значительно обогатить российскую археологию в целом (3).

 

Опережающее развитие военной археологии Древней Руси выявило и целый ряд проблем, которые рано или поздно возникают перед исследователями. Это с одной стороны:

 

1.Условность типологических методов, когда с появлением новых материалов границы между типами становятся все более размытыми.

 

2.Ограниченность типологических возможностей, когда исследователи пытаются получить из типа информации больше, чем он может дать. Это привело к тому, что ученые стали искать новые пути и методы получения информации и ее трактовки. Одни углубились в изучение технических характеристик военных материалов, другие занялись экспериментами с вооружением и его реконструкцией и т.д. Таким образом наметился качественно новый этап в военной археологии: переход от эмпирических категорий к точным физическим, математическим и инженерным критериям.

 

Качественно новый этап наметился и в изучении оборонительных сооружений. На территории Среднего Поволжья это связано прежде всего с исследованиями группы почвоведов из лаборатории экологического проектирования (Е.В.Пономаренко, С.В.Пономаренко, Г.Ю.Офман). Начиная с 90-х годов они провели обследование более десятка городищ IX-XIII вв. Среднего Поволжья и выработали точные почвенные критерии для дешифровки конструкции валов и выявления технологических приемов их сооружения (4).

 

сновная масса памятников изученных по этим критериям сосредоточена в Верхнем Посурье, поэтому эти городища взяты за основу (таблица 1):

 

 

Таблица 1. Результаты обследования стратиграфии валов.

 

Памятник Описание
 Армиевское I городище (IX-X вв.) Внутренний вал: (рис.1, 1) насыпался большой группой людей небольшими порциями из песка (лопатой) и глины (ведрами), в виде слоев. Каждый слой поливали и утрамбовывали. Сверху стоял тяжелый дубовый сруб с землей, который раздавил вал. Сруб сгнил.

Внешний вал: (рис.1, 2) сделан в виде 2 вертикальных опор вбитых в сырой грунт. Внутрь был насыпан песок, который утрамбовали. Снаружи поверхность покрыта глинистым скользким грунтом. Сверху стоял частокол.
 Сундровское городище X—XIII вв.)  Внутренний вал: (рис.1, 3) насыпали из песка, который разравнивали слоями. Сверху срубная стена, засыпанная внутри песком. На склоне оврага был вырыт котлован и засыпан утрамбованным грунтом. Сруб сгорел и сполз в овраг и внутрь.
 Неклюдовское I городище (X-XIII вв.)  Внутренние валы: (рис.1, 5) состоят из 3 рвов и 2 валов и сооружались 2 месяца большой группой людей. Перед строительством выжгли лес. Внешний вал (рис.1, 5а) насыпался из 3 рвов, начиная с внутренней стороны, большими порциями (корзинами), разравнивался и утрамбовывался. Сверху стоял сруб, который располагался ближе к внешнему краю. С внутренней стороны ровная площадка с деревянной вымосткой на столбах. Сруб сгнил. Внутренний вал (рис.1, 5б) строился с внешней стороны из 2 рвов большими порциями (корзинами), разравнивали и утрамбовывали. С внутренней стороны в насыпи врыты бревна. Сверху стоял сруб, углубленный в вал на 70 см и засыпанный внутри утрамбованной землей. Сруб располагался ближе к внешнему краю. С внутренней стороны ровная площадка с деревянной вымосткой на столбах. Сруб сгнил.
Внешний вал: (рис.1, 4) насыпали мелкими порциями (лопатами). Перед этим на месте сожгли ветви. Грунт приносили со стороны и слабо утрамбовывали. Сверху стояла срубная стена, засыпанная землей. Внешняя стена обмазывалась глиной. На месте рва был вырыт котлован и засыпан утрамбованным грунтом. По рву тек ручей и на дне образовалась жижа.
 Неклюдовское II городище (XI-XIII вв.) Внутренний вал: сделан в виде сруба без вала, с засыпкой внутри.
Внешний вал: насыпан из песка, который разравнивался граблями. Сверху срубная стена.
 Юловское городище (X-XIII вв.) Внутренние валы: (рис.1, 6) состоят из 3 валов и рвов. Насыпали одновременно внешний и средний вал. Внешний вал (рис.1, 6а) имеет сухую подушку из культурного слоя и столбовой каркас. Насыпали мелкими порциями (лопатами) щебень из внешнего рва и разравнивали. Сверху сруб засыпанный утрамбованным щебнем и расположенный ближе к внешнему краю. С внутренней стороны ровная площадка. Средний вал (рис.1, 6б) имеет сырую подушку из культурного слоя и нижнего слоя суглинка. Снаружи плетень. Насыпали щебень из внешнего и внутреннего рвов мелкими порциями и разравнивали. Сверху сруб засыпанный утрамбованной землей и расположенный ближе к внешнему краю. С внутренней стороны ровная площадка. Внутренний вал (рис.1, 6в) насыпан из суглинка без применения типичных технологий. Возможно это остатки крепостной стены XVII в.
 Садовское II городище (X-XIII вв.)  Внутренний вал: (рис.1, 7а) делался очень медленно. Перед строительством поверхность выровняли и частично срезали. Затем построили срубы без вала. Основание засыпали землей небольшими порциями, которые разравнивали, покрывали органикой и поливали. Срубы сгорели.
Внешний вал: (рис.1, 7б) насыпан большой группой людей. Из рва брали (лопатами) небольшие порции суглинка, которые разравнивали. Каждый слой утрамбовывали и поливали, покрывая его органикой (ил ?). Сверху насыпали большими порциями (корзинами). На валу стояла дубовая срубная стена.

 

В результате анализа технологических приемов сооружения земляных насыпей и строительства крепостных сооружений удалось выявить следующие наиболее характерные для Верхнего Посурья приемы:


1. Выравнивание дневной поверхности перед строительством вала или стены,
2. Разравнивание внутривальных слоев, иногда граблями,
3. Редкое использование внутривальных конструкции,
4. Строительство на валу у внешнего края срубов заполненных грунтом,
5. Сдвоенные валы строились одновременно.


При строительстве валов и рвов использовались также и другие технологические приемы, такие как:


1. Строительство срубов на дневной поверхности,
2. Подсыпка в основании вала земляной подушки,
3. Сооружение плетня с наружной стороны вала или столбового каркаса с 2 сторон,
4. Рытье котлованов и засыпка их утрамбованным грунтом, для предотвращения сползания грунта,
5. Строительство частоколов,
6. Сооружение мостков на опорах с внутренней стороны вала,
7. Насыпание вала крупными порциями,
8. Перекрытие слоев мокрым материалом (илом ?).

 

Отдельные технологические приемы встречаются на крепостных сооружениях Самарской Луки. Так на Муромском городке X-XIII вв. исследованы такие приемы, как рытье котлована с трамбовкой, устройство плетня с наружной стороны вала. Сооружение котлована с трамбовкой встречается и на древнерусских памятниках, таких как Коломенский кремль.

 

Таким образом очевидно, что при изучении военной археологии можно использовать не только хорошо сохранившиеся деревянные конструкции Древней Руси и Волжской Булгарии, но и технологические приемы земляных и строительных работ. Однако в большинстве случаев они практически никак не фиксируются. Поэтому на современном уровне изучения инженерных конструкций оборонительных сооружений использовать материалы большинства городищ практически невозможно. В то же время важность определения технологических приемов земляных сооружений заключается еще и в том, что по ним мы можем реконструировать практически всю системы обороны, а не только раскопанные участки, так как полученные на отдельном участке исследования результаты отражают общие приемы строительства. С другой стороны вполне очевидно, что строительством занимались профессионалы, которые владели всеми знаниями строительной инженерии и использовали их исходя из конкретных ландшафтных условий, стараясь как можно полнее использовать особенности рельефа и учитывать погодные условия.

 

Но этого удалось добиться лишь в X-XI вв., когда началось массовое строительство городов, замков и крепостей. На примере Армиевского I городища видно, что если в IX в. еще допускались некоторые погрешности при сооружении валов и стен, то позже все строилось с определенным запасом прочности, благодаря чему большинство валов сохранилось до сегодняшнего дня практически в первозданном виде.

 

Дальнейшее изучение технологических приемов и расширение количества памятников изученных с помощью почвоведов и по наработанной методике позволит поставить вопросы о происхождении тех или иных традиций и приемов, а также выделить территориальные особенности.

 

Примечания:


1. Финно-угры и балты в эпоху средневековья /Археология СССР в 20 т. – М., 1987.; Иванов В.А. Вооружение и военное дело финно-угров Приуралья. – М., 1984.; Измайлов И.Л. Вооружение и военное дело населения Волжской Булгарии X - начала XIII вв. – Казань-Магадан, 1997.; Губайдуллин А.М. Фортификация городищ Волжской Булгарии / Автореф. дисс. канд. наук. – Уфа, 1996.

 

2. Древняя Русь. Город. Замок. Село /Археология СССР в 20 т. – М., 1987.; Раппопорт П.А. Очерки по истории военного зодчества Северо-Восточной и Северо-Западной Руси X-XV вв. //МИА, №105. – М.-Л., 1961.; Медведев А.Ф. Ручное метательное оружие (лук и стрелы, самострелы) VIII-XIV вв. //САИ. Вып. Е1=36. – М., 1966.; Кирпичников А.Н. Снаряжение коня и верхового всадника на Руси IX-XIII вв. //САИ. Вып. Е1-36. – М., 1973.

 

3. Худяков Ю.С. Вооружение средневековых кочевников Южной Сибири и Центральной Азии. – Новосибирск, 1986. 4. Пономаренко Е.В. Офман Г.Ю. Пономаренко С.В. Анализ природной среды и природопользования в лесостепной зоне в средние века на примере городищ Пензенской области //Страницы истории Волго-Донья. – Пенза, 1995.

 

Вернуться к списку статей